Неофициальный сайт города Сурска

Cайт жителей города Сурска

Wladi

Дневник->Сурские рассказы->Рассказы о сурске

Няня Амалия Клинг

Жила на низу моя няня - Клинг Амалия. По приезду в Сурск она жила в нашей семье и нянчила меня. Мама говорила, что отец, добряк по характеру, сжалился над этой старенькой одинокой женщиной и привёл её к нам в семью, вместе с её старшим сыном Петром и дочерью Эммой, которая вскоре вышла замуж и уехала в Выборг.. Среди моих сестёр она сразу же завоевала любовь и признание. До сих пор помню её сухонькую, маленькую фигуру, гладко причёсааную, с "фигулькой" на затылке, голову. Она была нам как член семьи, делила с нами печали и радости. У самой печалей тоже было хоть отбавляй.
Её большой проблемой был её старший сын Пётр. Любил он лёгкую жизнь и искал её. Нередко были у него из-за этого перепалки смоим отцом, которого он недолюбливал и побаивался.

Работал он на фабрике. Однажды один из охранников предложил ему прихватить с собой пряжи - а он обещал его его пропустить, т.к. стоял на контроле. Петя, человек легкомысленный и болтливый, рассказал об этом отцу, отец убеждал его этого не делать. Во-первых: охранник может его продать, во-вторых: воровство - последнее дело. Разговор закончился очередным скандалом и Петя, хлопнув дверью, ушёл. Его ещё бесило, что он не может дать собственной матери кров и она и он вынуждены были жить у чужих людей. Мы не были родственниками.
Получилось так, как и предвидел отец - охранник "сдал" Петю. На его счастье - взял он с собой немного, для пробы, поэтому пошёл по статье "мелкое хищение" и получил маленький срок. Вышел он из тюрьмы ещё более озлобленный на отца.
Через некоторое время тот же охранник предложил ему повторить хищение, оправдав каким-то образом первый провал. И опять повторилось всё заново: охранник его "сдал". До прихода милиции Петра заперли в караулке, где в шкафу были револьверы и патроны к ним. Петру ничего не стоило вынуть заднюю фанерную стенку и завладеть двумя револьверами и патронами. Вооружённый, он пошёл к нашему дому.

Я помню тот день: моя няня сидела со мной у окна. Петя подошёл к дому, встал напротив окна между дорогой и тротуаром и вынул два нагана. Няня, увидев его соружием, закричала. Подскочившая мама тоже посмотрела в окно, за ней подскочил отец. Петя требовал, чтобы мой отец вышел "на разговор". Отец был не из робких и направился к дверям, обещая выпороть стервеца. Помню женские крики: мама перегородила в дверях отцу дорогу, а няня только махала правой рукой, левой она держала меня и кричала в форточку: "Петя, не надо! Петя, не надо!". Тот приставил оружие к своим бокам и что-то крикнул. Затем он нажал. Раздался только один выстрел - с правой руки. Пуля пробила сердце, наискосок. В левой руке револьвер дал осечку...

Немного спустя няня перехала на низ. Жила она в бараке, что был паралельно броньскладу. Когда мы ходили от школы на "бахчи" в полоях, то я всегда забегал к ней. Она радовалась и угощала чем-нибудь вкусненьким.
Дочь, вернувшись  после неудачного замужества, работала в конторе фабрики, получила квартиру и взяла её к себе. Они стали жить напротив школы в двухэтажном доме, на 2-м этаже. В большую перемену я бегал к ней, кушал, а она сидела напротив и смотрела на меня своими большими, добрыми, красивыми глазами, сложив на коленях свои большие, не по её фигуре, руки.
Говорила она по-русски очень плохо. Благодаря ей я до 6 лет русского языка тоже почти не знал. Сейчас я ей за это благодарен - проблем с немецким у меня нет.

Движимая, как и многие сурчане, волной перемен, уехала её дочь Эмма, ставшшая моей крёстной, взяв и мою няню с собой. Как дальше сложилась её жизнь - не знаю, но всегда вижу её перед моими глазами - сидящую, сложившую на коленях свои натруженные, большие, заботливые руки.

   29.11.2010 17:01

Что бы ответить нужно войти или зарегистрироваться