Неофициальный сайт города Сурска

Cайт жителей города Сурска

Дон
Кихот
ГюгоЖуковГамлетНаполеонДжек
Лондон
ШтирлицГексли
ДюмаРобеспьерЕсенинМаксим
Горький
БальзакДрайзерДостоевскийГабен

Пройти тест

"Достоевский" - Этико-интуитивный интроверт

1. Программная функция (сильная) - "Этика отношений"
2. Творческая функция (сильная) - "Интуиция возможностей"
3. Ролевая функция (слабая) - "Структурная логика"
4. Болевая функция (слабая) - "Волевая сенсорика"
5. Внушаемая функция (слабая) - "Деловая логика"
6. Активационная функция (слабая) - "Сенсорика ощущений"
7. Наблюдательная функция (сильная) - "Этика эмоций"
8. Демонстративная функция (сильная) - "Интуиция времени"

Программная функция (1-я, сильная) - "Этика отношений"

1-я функция, сильная — «базовая», она
определяет доминирующие сферы приложения сил
и программу действий носителя социотипа.

Достоевский стремится создать самую гармоничную, самую гуманную, в его представлении, форму этических отношений, исключающую подавление одной личности другой, исключающую конфликты, раздор, недопонимание, взаимное недоверие.

"Худой мир лучше доброй ссоры" — основная форма его этической стратегии.

Вся его жизнь — это поиск средств и возможностей реализовать свою идеалистическую систему отношений, причем его собственное поведение должно служить позитивным этическим примером.

Следствием такой установки являются характерные для людей этого типа повышенный самоанализ, самокритичность и постоянное этическое самоусовершенствование.

Высокая требовательность к себе у Достоевского сочетается с терпимостью к чужим слабостям. Поэтому кризис отношений он "выправляет" за счет собственных уступок, считая, однако, что эти уступки должны быть партнером вовремя замечены и должным образом оценены. По сути говоря, его уступка — это своего рода этический прием, которым он предполагает убедить партнера в своей изначальной доброжелательности и готовности к компромиссам.

На самом же деле, его уступчивость имеет разумные пределы. И если требования партнера переходят допустимые границы, Достоевский оказывает эмоциональное сопротивление, воздвигая между собой и разочаровавшим его субъектом непроницаемый психологический барьер.

Достоевский может поддерживать отношения с психологически несовместимым партнером, опираясь на чувство долга и ответственность перед сложившимися родственными и семейными связями, но в случае особо неблагоприятных отношений и, будучи абсолютно уверенным в невозможности что-либо в них исправить, бесповоротно и безоговорочно оставляет своего партнера. (Качество, свойственное также и Драйзеру.)

Представитель этого типа, сам лично не испытавший разрыва взаимоотношений с партнером, как правило, старается не допускать разрыва семейных отношений и у своих близких. (Он будет их мирить до тех пор, пока лично не убедится, что совместное проживание им действительно противопоказано.)

Разрыв собственных близких отношений Достоевский воспринимает очень болезненно, особенно, когда не видит реальной возможности их восстановить. Например, если кто-то из близких заставит его порвать отношения с другом, Достоевский попадает в ситуацию, противоречащую его системе взглядов: с одной стороны, он предает дружбу, с другой стороны — он не хочет огорчать своих близких.

К заповеди "Не делай другому того, чего не пожелаешь себе" Достоевский относится с исключительной серьезностью: он принципиально не желает причинять кому-либо даже малейшую неприятность. Старается для каждого создать условия максимального психологического комфорта, каждого одарить хоть крупицей своего душевного тепла.

Кротость, смирение, снисходительность к чужим слабостям, душевная чуткость, изначальная доброжелательность и миролюбие — вот основные ценности его этической программы.

Строя свои взаимоотношения, Достоевский старается быть предельно деликатным. Например, он не позволит себе категорически отказаться от предлагаемой помощи, даже если она не только очевидно неэффективна, но и очевидно вредна. (Но нельзя же отталкивать человека, который от чистого сердца и из лучших побуждений предлагает свои услуги.) То же самое и с советами явно абсурдного характера — Достоевский постарается быть с советчиком предельно деликатным, внимательно выслушает, поблагодарит за сочувствие его проблемам, но поступит соответственно обстоятельствам и собственному усмотрению. ("Почему бы и не послушать доброго совета?" -тем более, что далеко не каждый "доброжелатель" контролирует неукоснительное их выполнение) Кроме того, Достоевский способен воспринимать чужие советы не только как руководство к действию, но и как форму выражения сочувствия его трудностям.

Достоевский очень чувствителен к чужой беде, склонен к сопереживанию. Имеет способность буквально растворяться в чужих проблемах, особенно, если это проблемы близких ему людей.

Если, например, кто-либо из его окружения заболевает, Достоевский выхаживает его с исключительной самоотверженностью, не считаясь ни со своими собственными силами, ни со своим здоровьем, ни с опасностью возможного заражения. (Та семья, где есть родственник Достоевский, может быть совершенно спокойна за свое здоровье: стоит кому-нибудь захворать, Достоевский, как правило, тут же бросает все свои дела и выхаживает больного, причем дальность родства в данном случае для него значения не имеет.)

Способность сопереживать чужому горю — одна из базисных ценностей его системы отношений. В понимании Достоевского, акт утешения сам по себе уже достаточно деятельный поступок. (Такая точка зрения очень располагает к нему окружающих.)

Достоевский постоянно ищет и находит какие-то оригинальные формы выражения сочувствия и солидарности с эмоциональным состоянием своего партнера (или своего окружения). (Например, представительница этого типа по случаю окончания бракоразводного процесса своей подруги преподнесла ей букет цветов — в такой форме она ее поздравила с началом новой, "свободной" жизни.)

Для Достоевского очень важно, чтобы этическая мотивация его поступков была правильно понята и соответствующим образом оценена. Для него любой подарок, любая услуга представляют огромную ценность, как форма выражения добрых намерений. В то время как реальная стоимость этой услуги для него значит гораздо меньше. (Его дуал Штирлиц также придает подаркам чисто символическое значение, по крайней мере тем, которые дарит.)

Достоевский умеет хранить чужие тайны. Поэтому ему можно довериться без всякого опасения, и разумеется, без оговорки, что "это должно остаться между нами", поскольку в этом случае Достоевского оскорбит само предположение, что он способен кому-то разболтать чужой секрет. Сам он также предполагает, что тайна "его исповеди" будет свято соблюдена. Поэтому всякий факт разглашения его собственных секретов для него является тяжелейшим разочарованием.

Сам не способный на измену и предательство по отношению к ближнему Достоевский осуждает эти качества у других. Злоупотребления его доверием Достоевский никогда не прощает, хотя по природе своей и не злопамятен.

Будучи вовлеченным в какую-то интригу или попадая в систему отношений, противоречащую его этическим установкам, Достоевский чувствует себя совершенно растерянным и дезориентированным, но в каждом отдельном случае старается вести себя так, чтобы его поступки не противоречили его этическим принципам.

Сам очень боится обидеть кого-либо недоверием. Считает недоверие оскорбительным для всех, в том числе и для себя. Благие намерения считает нормой человеческих взаимоотношений, поэтому изначально старается не предполагать в людях дурных умыслов.

Изначальную подозрительность воспринимает как нечто неэтичное и негуманное. По этой же причине его бывает иногда невозможно убедить в чьей-либо вине (даже если она доказана и очевидна окружающим).

Поступки Достоевского в немалой мере определяются его личными симпатиями и антипатиями. То есть, если он симпатизирует человеку, то старается игнорировать факт его вины.

Достоевский способен к самопожертвованию во имя любви и дружбы, например, может взять на себя чужую вину, защищая друзей от возможных неприятностей, и из-за этого сам пострадать.

Достоевский строит свои взаимоотношения с людьми на близкой дистанции, что иногда особенно располагает к нему окружающих, но иногда может показаться навязчивым. (Всякий намек на навязчивость воспринимается Достоевским чрезвычайно болезненно, поскольку он менее всего предполагает утомлять кого-то своим обществом.) В случае неблагоприятного развития отношений — он увеличивает дистанцию.

Достоевский в любой ситуации старается быть предельно вежливым и сдержанным, каких бы усилий ему это ни стоило. Он делает все возможное (и невозможное), чтобы никого не обидеть, чтобы не дай Бог! не нажить себе врагов. Никакой откровенной вражды старается не допускать. (Воздвигаемый им "психологический барьер" рассматривает не как вражду, а как свое право "держать дистанцию" с несимпатичным ему человеком.)

Достоевский не злопамятен (быть злопамятным, в его понимании, неэтично), но первым восстанавливать испорченные отношения не решится, пока не будет уверен, что его обидчик осознал свою вину. Чтобы получить "прощение" Достоевского, достаточно продемонстрировать ему свое расположение, причем извинения приносить необязательно. Мир его чувств настолько тонок и богат, что он не нуждается в словесных выражениях эмоций и переживаний для того, чтобы понять окружающие его взаимоотношения.

Достоевский никогда не забывает добра, которое ему когда-либо сделали, а неблагодарность считает качеством, заслуживающим самой суровой критики.

Доброта и сочувствие-стабильные ценности этики Достоевского и он умеет проявить их как никто другой. Представители этого типа склонны к глубокому этическому самоанализу.

*Стратиевская "Как сделать чтобы мы не расставались", МСП, 1997 г.